НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ: БАЛЕТ НАВСЕГДА

НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ: БАЛЕТ НАВСЕГДА

Безусловно, один из символов нашей родины – балет. Но почему именно в России он достиг пика своего развития и совершенства? Как сегодня удается сохранять традиции уникальной школы, вместе с тем придавая им современное звучание? Об этом мы поговорили с королем большого балета Николаем Цискаридзе.
17.06.2024
– Николай Максимович, Академия русского балета – одна из старейших балетных школ в мире. Быть ее руководителем – это серьезная ответственность. Как удается и сохранять традиции уникальной школы балета, и развивать балетное искусство, делая его созвучным времени?

– Я уверен, что любая руководящая должность – очень важная, потому что она влияет на судьбы других людей. И если ты не в состоянии понять нужды сегодняшнего дня, нужды коллектива, цели и задачи того учреждения, которым ты руководишь, этим заниматься не надо.
В моем случае есть одна замечательная вещь: я занимаюсь тем делом, которому служил всю жизнь. Я прежде всего руковожу искусством балета и тем, как ему обучают. Другое дело, что есть много сопутствующих моментов: хозяйство, какие-то моральные вещи, потому что это так или иначе – воспитание. Балет удивителен тем, что, к сожалению, без хорошего хозяина, без хорошей базы его представить невозможно. Можно репетировать там, где течет крыша или дует, или неправильно падает свет, но ничего хорошего не будет. И я как человек, пришедший изнутри, прекрасно знаю, что должно быть. Всю свою танцевальную карьеру я занимался тем, что ходил, просил и отстаивал интересы профессии, за что-то необходимое боролся: чтобы трещину в стене, из которой дуло, заделали, чтобы было в залах тепло, чтобы элементарно было добавлено освещение…А о традиции очень хорошо сказал Евгений Вахтангов: традиция – это хорошо сохранившийся труп. Но она будет оставаться трупом, если не станет созвучна сегодняшнему дню. Если традиции будут применены действительно к реалиям происходящего, то эти традиции будут не просто словом, каким-то пафосом, а тем, что будет приносить пользу, а главное – воспитывать. А мы прежде всего учебное учреждение.

– Зритель всегда видит яркие декорации и отточенную пластику движений, но балет – это огромный нелегкий ежедневный труд и воспитанников, и педагогов. Как балет воспитывает характер? Как педагоги настраивают юных воспитанников?

– Зритель вообще не должен задумываться о том, что сделано и как это сделано. Зритель должен прийти и получить удовольствие. А наша задача – научить тех, кто поступил к нам в академию, и научить так, чтобы это было хорошо.
Педагогика – очень сложное дело. К сожалению, существует больше людей, которые из себя строят педагога, чем тех, кто действительно является педагогом. Несмотря на то что я оканчивал педагогический хореографический вуз, что учился в магистратуре в юридической академии, где педагогика была обязательным предметом, я уверен, что научить быть педагогом невозможно. Можно научить какой-то технологии, но все равно педагог – это нечто большее, чем человек, который передает тебе какие-то знания. Еще труднее стать воспитателем. Воспитывает пример, больше ничего не воспитывает.

– Вы звезда мирового балета, и ваше имя навсегда вписано в историю. Но вечные спутники славы – зависть и ревность и, как сейчас говорят, хейт. Как вам удается этому противостоять?

– На это не надо обращать внимания, это происходит всегда. Пока хорошее существует, всегда будет противовес. С другой стороны, если бы мы не знали, что такое тьма, мы бы не могли служить свету.

– Чем отличается русский балет и почему Русские сезоны Дягилева произвели в Европе настоящий фурор?

– Только потому, что этого искусства уже в Европе не было. Это искусство может существовать только с огромными дотациями, а к тому моменту буржуазные революции порушили все княжеские и королевские династии, а с ними и их собственные театры, которые они содержали. Буржуазное общество не хотело тратить такое количество средств на то, чтобы выращивать артистов. Но в России все это запаздывало на сто лет, там балетное искусство сохранилось, и, когда это все было представлено, оказалось, что все это безумно красиво. Репертуар, который был придуман для Русских сезонов, основывался на репертуаре Русского императорского театра. А этого не было нигде и никогда: ни один театр мира не тратил на балет такого количества денег. Потом преемником русского балета стал Советский Союз, который просто все это сохранил.

– И последний вопрос: как вы празднуете Новый год? Загадываете ли вы желания под бой курантов?
– Раньше загадывал желания, но чем старше я становлюсь, тем больше понимаю: никакое желание не сбывается, пока ты сам это не сделаешь.